Юридическая компания "Петролекс"Юридические и деловые услуги
  БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
библиотека проза поэзия религия наука, образование словари, энциклопедии юмор разное отдохнем от дел Петролекс

Толстой Лев Николаевич. Религия и нравственность

   Вы спрашивали меня: 1) что  я понимаю под словом «религия»  и 2) считаю ли я
возможной нравственность, независимую от религии, как я понимаю ее?
   Постараюсь по  мере своих  сил наилучшим  образом ответить  на эти  в  высшей
степени важные и прекрасно поставленные вопросы.
   Слову «религия» приписываются обыкновенно три различных значения.
   Первое   то,   что   религия   есть   известное,  данное Богом людям истинное
откровение и  вытекающее  из  этого  откровения  богопочитание.  Такое  значение
приписывают религии люди, верующие в  какую-нибудь одну из существующих  религий
и считающие поэтому эту одну религию истинною.
   Второе значение, приписываемое религии, то,  что религия есть свод  известных
суеверных положений  и вытекающее  из  этих положений  суеверное  богопочитание.
Такое значение приписывается религии людьми неверующими вообще или не  верующими
в ту религию, которую они определяют.
   Третье   значение,   приписываемое   религии,   то,   что   религия есть свод
придуманных умными  людьми  положений  и законов,  необходимых  грубым  народным
массам как для их утешения, так и  для сдерживания их страстей и для  управления
ими. Такое  значение  приписывают  религии  люди,  равнодушные  к  религии,  как
религии, но считающие ее полезным орудием государственности.
   Религия   по   первому   определению  есть несомненная, непререкаемая истина,
которую желательно и даже обязательно для блага людей распространять между  ними
всеми возможными средствами.
   По второму определению религия есть собрание суеверий, от которых  желательно
и даже обязательно для блага человечества всеми возможными средствами  избавлять
людей.
   По   третьему   определению   религия   есть   известное   полезное для людей
приспособление, хотя  и  не  нужное для  людей  высшего  развития, необходимое,
однако, для  утешения грубого  народа и  для управления  им, и  которое  поэтому
необходимо поддерживать.
   Первое определение подобно  тому, которое сделал  бы человек музыке, сказав,
что музыка есть  та самая  известная ему  любимая им  песня, которой  желательно
научить как можно больше народа.
   Второе — подобно  тому, которое  сделал бы  музыке человек,  не понимающий  и
потому не любящий  ее, сказав, что  музыка есть произведение  звуков гортанью  и
ртом или  руками над  известными инструментами  и что  надо отучить  людей,  как
можно скорее, от этого ненужного или даже вредного занятия.
   Третье — подобно  тому, которое  бы сделал  человек музыке,  сказав, что  это
есть дело полезное для обучения танцам или для марширования, и которое для этих
целей надо поддерживать.
   Различие и неполнота  этих определений  происходят от  того, что  все они  не
захватывают сущности музыки, а  определяют только признаки  ее, смотря по точке
зрения определяющего. Точно то же и с тремя данными определениями религии.
   По   первому   определению   религия   есть   то,   во что, по его убеждению,
справедливо верит тот человек, который определяет ее.
   По второму определению  она есть  то, во что,  по наблюдениям  определяющего,
несправедливо верят другие люди.
   По третьему определению она есть то, во что полезно заставлять верить людей.
   Во всех  трех  определениях  определяется  не  то,  что  составляет  сущность
религии, а вера  людей в то,  что они считают религией.  При первом определении
под понятие религии подставляется вера того, кто определяет религию; при  втором
определении — вера других людей в то, что эти другие люди считают религией;  при
третьем определении вера людей в то, что им выдают за религию.
   Но что же такое вера? И почему люди верят в то, во что верят? Что такое  вера
и откуда она возникла?
   Среди большинства  людей  современной  культурной  толпы  считается  вопросом
решенным то, что  сущность всякой  религии состоит в  происшедшем от  суеверного
страха перед  непонятными явлениями  природы олицетворении,  обоготворении  этих
сил природы и поклонении им.
   Мнение это принимается без критики, на веру культурною толпой нашего  времени
и не только не встречает возражения в людях науки, но большею частью среди  них-
то и находит самые определенные  подтверждения. Если и раздаются изредка  голоса
людей, как Макса Мюллера и других, приписывающих религии другое происхождение  и
смысл, то  голоса  эти не  слышны  и  не заметны  среди  всеобщего  единодушного
признания религии  вообще  проявлением суеверия  и  невежества. Еще  недавно, в
начале настоящего столетия, самые передовые люди если и отвергали  католичество,
протестантство и  православие,  как  это делали  энциклопедисты  конца  прошлого
столетия, то никто  из них  не отвергал  того, что  религия вообще  была и есть
необходимое условие жизни каждого человека. Не говоря о деистах, как  Бернарден-
де-Сен-Пьер,   Дидро   и   Руссо,   Вольтер   ставил   памятник  Богу, Робеспьер
устанавливал   празднество   высшего   существа.   Но   в  наше время, благодаря
легкомысленному и поверхностному учению Огюста Конта, искренно верившего, как  и
большинство французов, что христианство  есть не что  иное, как католичество, и
потому в  католичестве видевшего  полное  осуществление христианства,  решено  и
признано культурною  толпою,  как  всегда  охотно  и  быстро  принимающей  самые
низменные представления, — решено и признано, что религия есть только известная,
давно   уже   пережитая   фаза   развития  человечества, мешающая его прогрессу.
Признается,   что   человечество   пережило   уже   два   периода: религиозный и
метафизический, и теперь вступило в третий, высший — научный, и что все явления
религиозные среди  людей  суть  только переживания  когда-то  нужного  духовного
органа человечества, уже давно  потерявшего свой смысл  и значение, вроде ногтя
пятого пальца  лошади.  Признается, что  сущность  религии состоит  в вызванном
страхом перед  непонятными  силами  природы  признании  воображаемых  существ  и
поклонении им,  как это  еще в  древности думал  Демокрит и  как это  утверждают
новейшие философы и историки религий.
   Но, не говоря уже о  том, что признание невидимых сверхъестественных  существ
или существа  происходило и  происходит  не всегда  от страха  перед неведомыми
силами   природы,   как   свидетельствуют   о   том   сотни   самых  передовых и
высокообразованных людей прошедшего времени, Сократы, Декарты, Ньютоны, и  таких
же людей нашего времени, никак уже не из страха перед неведомыми силами природы
признававших высшие сверхъестественные  существа или существо,  — утверждение  о
том, что религия произошла от  суеверного страха людей перед непонятными  силами
природы, в  действительности  ничего  не  отвечает  на  главный  вопрос:  откуда
взялось в людях представление о невидимых сверхъестественных существах?
   Если люди боялись грома и молнии, то они и боялись бы грома и молнии, но  для
чего же они придумали  какое-то невидимое сверхъестественное существо,  Юпитера,
которое где-то находится и кидает иногда в людей стрелами?
   Если люди были поражены видом смерти, то они и боялись бы смерти, а для  чего
же они  «придумали»  души  умерших,  с которыми  стали  входить  в  воображаемое
сношение? От грома люди могли прятаться, от ужаса перед смертью могли бежать от
нее, но придумали они вечное и могущественное существо, от которого они  считают
себя в зависимости,  и живые души  умерших не  от страха только,  а по  каким-то
другим причинам, И в  этих-то причинах, очевидно,  и заключается сущность того,
что называется  религией. Кроме  того,  всякий человек,  когда-либо, хотя  бы в
детстве, испытавший  религиозное чувство,  по своему  личному опыту  знает,  что
чувство это  всегда вызываемо  было в  нем не  внешними страшными  вещественными
явлениями, а внутренним, не  имеющим ничего общего  с страхом перед непонятными
силами природы сознанием своего ничтожества, одиночества и своей греховности.  И
потому человек и  по внешнему наблюдению  и по личному опыту  может узнать, что
религия   не   есть   поклонение   божествам,  вызванное суеверным страхом перед
неведомыми силами природы, которое свойственно  людям только в известный  период
их развития, а нечто совершенно независимое  от страха и от степени  образования
человека и  не  могущее  уничтожиться никаким  развитием  просвещения,  так как
сознание человеком своей конечности среди бесконечного мира и своей греховности,
т.е. неисполнения всего того, что он мог бы и должен был сделать, но не  сделал,
всегда было и всегда будет до тех пор, пока человек останется человеком.

. . .

Скачать и прочитать весь текст - 31,3 Кб в zip-архиве

Юридические услуги - регистрация ООО, ИП, фирм, предприятий в Санкт-Петербурге

Трудовая миграция, патенты, разрешения на работу, регистрация иностранцев, приглашения и визы в Россию

Бюро переводов - переводы документов с/на иностранные языки. Апостиль.

 
 
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту страницу:

ГлавнаяРегистрация фирм и ИПМиграция, визыБухгалтерияУслуги гражданамБюро переводовПечатиЭлектроизмеренияКонтакты

© "Петролекс" 1996 - 2017   Рейтинг@Mail.ru