Юридическая компания "Петролекс"Юридические и деловые услуги
  БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
библиотека проза поэзия религия наука, образование словари, энциклопедии юмор разное отдохнем от дел Петролекс

Толстой Алексей Николаевич. На острове Халки

   Авт.сб. "Эмигранты". М., "Правда", 1982.
   Подполковник   Изюмов   сидел   у   окна,  посасывая янтарь кальяна, и сквозь
засиженные мухами стекла глядел на улицу. Дым вливался в грудь легким  дурманом.
По доскам стола, в чашке  с кофейной гущей ползали  мухи. В глубине кофейни, на
клеенчатой лавке, похрапывал  жирный грек.  Улица за пыльным  окном была  залита
полдневным солнцем. На  старых плитах  мостовой валялись  отбросы овощей,  рыбьи
кишки. Спали собаки. На  перекрестке, откинувшись к  стенке, дремал с разинутым
ртом чистильщик сапог  у медного ящичка,  блестевшего нестерпимо. Наискосок, за
окном, тоже  пыльным  и засиженным  мухами,  чахоточный цирюльник  стриг волосы
медно-красному   толстяку,   -   и   все   лицо его, шея, простыня были засыпаны
остриженными волосами. Надо было совсем уже сойти с ума от скуки, чтобы в  такой
зной пойти стричься.
   Между деревянными домиками, у каменных глыб развалившейся набережной,  стояли
лодки, прозрачная вода  под ними была  как воздух -  зеленовато-голубая. На  дне
ржавели жестянки от консервов, шевелились волокна плесени.
   Подполковник Изюмов сидел,  не вытирая капель  пота, - они  выступили на  лбу
его, на мясистом  носу. А на  той стороне пустынной  улицы чахоточный  цирюльник
все стриг, все  стриг. Подполковник  Изюмов чувствовал,  как у  него самого  под
мокрой рубашкой колются стриженые волосы.
   "Мерзавец, кефалик проклятый,  "пачколя", - думал  он про цирюльника мутной,
тяжелой думой и сосал чубук, - кальян хрипел и булькал. Собака на улице, зевнув,
щелкнула муху. В этот час  городок на острове будто  вымер. - Ох, скука, прости
господи... Ударить бы кулаком в чью-нибудь  морду, - вдрызг..." В мутной  памяти
подполковника стали возникать различные морды, которые было бы недурно  разбить.
Но их было так много, что он только вспотел, затонув в этой неизвестной  пучине,
- морды, хари, рыла человеческие.
   В то же время  посредине улицы появился рослый  молодой человек в  матросской
белой рубахе, в  штанах клешем,  из-под морского белого  картуза падали  волной,
наискосок лба,  блестяще-черные волосы.  Юношеское бритое  лицо его  было  очень
бледно и  по-женски  красиво,  только  нос,  большой  и  крепкий,  придавал  ему
мужество и нахальство. Он шел косолапо, засунув руки в карманы черных штанов.
   Подполковник Изюмов постучал ногтями в стекло. Юноша остановился,  обернулся.
Подполковник, прищурясь, собрав веки  добрейшими морщинками, показал пальцем  на
чашку: "Санди, заходи, угощу". Юноша кивнул в сторону моря и скрылся в переулке.
На лице подполковника  появилось хитрое  и недоброе  оживление, -  он бросил  на
стол пиастры и, выйдя на  улицу, горячую, как печь,  пошел следом за Санди, или
по эвакуационным спискам, - Александром Казанковым, 26 лет, занятие - литератор,
призывался в  1914 году,  в 1916-м  был контужен,  в 1917-м  освобожден, в  1918
году   проживал   в   Киеве   без  определенных занятий, эвакуировался из Одессы
пароходом "Кавказ".
   Санди вышел  на  открытый берег,  свернул  к длинным,  на  сваях, деревянным
мосткам, и у  дальнего их  края, повисшего  над голубой,  прозрачной водой,  лег
животом на  горячие  доски,  раскинул  ноги,  подпер  кулаком  щеки  и,  видимо,
приготовился надолго лежать и  глядеть на солнечную,  сияющую дорогу в лазурной
пустыне Мраморного моря.
   - Ну  и жарища,  черт ее  побери, -  сказал подполковник  Изюмов, подходя  по
мосткам к  Санди, сел  сбоку него,  поджав  ноги. -  Препаршивая, я  вам  скажу,
здешняя природа. Кричат -  юг, юг, а  про клопов небось  не кричат. Эгэ!  Давеча
вытаскиваю платок -  в нем клоп.  Вытаскиваю портсигар - клоп.  На этом острове
клопы на вас с потолка кидаются. Византия, будь она проклята,
   - клопы и  жулики. Эхе-хе! А  кровушки сколько русской пролито  за эту самую
Византию. Одним словом, - опять все та же русская глупость. Пришел Олег, прибил
щит, - ладно, и успокойся. Нет, без  Царьграда жить не можем, - двуглавого  орла
к себе перетащили. Знаем мы этого орла. Вот он, сукин сын, у меня за  воротником
- орел  ползает. -  Подполковник  раздавил клопа,  вытер  о штаны  палец, затем
понюхал его. - Эх, Россия, Россия! Вы, чай, думаете, я монархист. Между нами,  -
конечно, не для распространения, -  я социалист. Увлекаюсь, знаете ли,  Марксом.
Я по натуре - культуртрегер.
   Санди не  отвечал  и не  шевелился.  Из  лопнувшего башмака  у  него  торчала
грязная пятка. Подполковник плюнул в воду:
   - Вчера дуру какую-то хоронили,  гречанку. Пошел смотреть. Впереди  мальчишки
несут деревянных крашеных амуров, - поют,  гнусят. За ними - поп, рожа гнусная,
черномазая, - я бы этого,  - где-нибудь на Лозовой мне  попался, - в нужнике бы
расстрелял. За попом несут упокойницу -  головой кверху, сама в новых  ботинках.
Гроб плоский  - ящиком.  Мертвечиха -  нарумяненная, в  модной прическе,  голова
мотается... Тьфу... Сволочь ужасная... Ветер, юбки летят... Видали?
   Санди, не  оборачиваясь,  пожал  плечами.  Подполковник  закурил  папиросу  и
обожженную спичку растер между пальцами.

. . .

Скачать и прочитать весь текст - 8,09 Кб в zip-архиве

Юридические услуги - регистрация ООО, ИП, фирм, предприятий в Санкт-Петербурге

Трудовая миграция, патенты, разрешения на работу, регистрация иностранцев, приглашения и визы в Россию

Бюро переводов - переводы документов с/на иностранные языки. Апостиль.

 
 
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту страницу:

ГлавнаяРегистрация фирм и ИПМиграция, визыБухгалтерияУслуги гражданамБюро переводовПечатиЭлектроизмеренияКонтакты

© "Петролекс" 1996 - 2017   Рейтинг@Mail.ru