Юридическая компания "Петролекс"Юридические и деловые услуги
  БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
библиотека проза поэзия религия наука, образование словари, энциклопедии юмор разное отдохнем от дел Петролекс

Шолохов Михаил Александрович. Рассказы

Алешкино сердце
Батраки
Бахчевник
Двухмужняя
Жеребенок
Илюха
Калоши
Коловерть
Кривая стежка
Лазоревая степь
Мягкотелый
Нахаленок
О ДонПродКоме и злоключениях заместителя ДонПродКомиссара товарища Птицына
О Колчаке, Крапиве и прочем
Обида
Один язык
Пастух
Председатель РевВоенСовета республики
Продкомиссар
Путь-дороженька
Родинка
Семейный человек
Смертный враг
Фельетоны
Червоточина
Чужая кровь
Шибалково семя

   Михаил Шолохов.
   Один язык
 По  станице  Лужины  давнишне  грязная корка снега, недавно прилетевшие
грачи в новом, цвета вороненой стали,оперении.
 Дым из труб рыхл  и  тонок.  Небо  как  небо  -  серое.  Контуры  домов
расплывчаты от реденькой мглы, что  ли.  Лишь  за  Доном  четкая  и  строгая
волнится хребтина Обдонской горы да лес стоит, как нарисованный тушью.
 В нардоме - районный съезд Советов. Начало. Секретарь окружкома  партии
уверенно расстанавливает слова доклада о международном положении. На скамьях
- делегаты: сзади глядеть - краснооколые казачьи фуражки,  папахи,  малахаи,
дубленополушубча-2 тые шеренги. Единый сап. Изредка кашель. Редко -  бороды,
больше - голощекого народа с разномастными усами и без них.
 Секретарь читает ноту Чемберлена. Из задних рядов запальчиво:
 - Пущай не гавкает!
 Председательствующий звонит стаканом о графин:
 - К порядку!..
 А  после  доклада,  в  получасовом  перерыве,  когда  а  фойе поник над
папахами  табачный  дым,  в  гуле  голосов  услышал  я  знакомый,  как будто
Майданникова,  голос.  Растолкал  ближних. Он, Майданников - вновь избранный
председатель  Совета  хутора  Песчаного.  Вокруг  него  куча  казаков. Самый
молодой из них, в неизношенной буденовке, говорил:
 - ...И повоюем.
 - Наломают нам хвост...
 - А раньше-то!
 - У них, брат, техника.
 - Техника без народу что конь без казака.
 - Аль народу у них мало?
 Майданников  заговорил  опять.  Голос  у  него  густомягкий,  добротная
колесная мазь.
 -  Ты  брось  это. Ты, односум, белым светом не того... Случись война -
она  нам  не  страшная...  Тю, да ты погоди! Дай сказать-то! Кончу я молоть,
тогда  ты  засыпешь,  а зараз слухай. Нас в германскую забрали в пятнадцатом
году.  Третьей  очереди  я  был. Из станицы Каменской сотню нашу - на фронт.
Пристебнули  к  Восьмой  пешей  дивизии,  мы  и  ходим с ней, навроде как на
пристежке.  Побывали  в  боях.  Под  Стырью с коньми расстались. Всучили нам
штыки на винтовку, и превзошли мы в кобылку. Воюем. В окопах и по-разному. А
больше все в них. Год в проклятой глине просидели. Четыре месяца без отдыху.
Вша нас засыпала! Тут - с тоски, а тут - немытые. И вши были разные: какие с
тоски  родются  -  энти  горболысые,  а  какие  с грязи - энти черные, ажник
жуковые.  Хучь  они  и  разные, а кормили мы их одинаково: рубаху, бывалоча,
сымешь,  расстелешь  на  землю,  как  потянешь  по ней фляжкой али орудийным
стаканом  -  враз  кровяная  сделается.  Палками  их  били,  ремнями...  Как
животных, убивали. Вот до чего много их развели! Косяками в рубахах гуляли.
 А сами воюем. За что, как и чего - никому  не  известно.  Чужое  варево
хлебали.
 Год прошел, и заняла меня  тоска.  Смерть  -  и  все!  Тут  -  но  коню
стосковался, по месяцам не видишь, как его коновод  правдает;  там  -  семья
осталась неизвестно при чем. А главное, дело, за что народ - и я  с  ним!  -
смерть принимает, неизвестно.
 В шестнадцатом году сняли нас с фронта, увели верст за сорок.  В  сотню
пополнение пришло, почти что  одни  старики.  Бороды  пониже  пупка,  и  все
прочее.
 Поотдохнули  мы  трошки,  коней  выправили.  И вот тебе - бац! Из штаба
дивизии  приказ:  двинуть  нашу  сотню  к фронтовой линии. Там, мол, солдаты
бунтуются,  не  желают  в  окопы,  в  глину  лезть;  с смертью кумоваться не
желают...
 Разъяснил нам есаул Дымбаш: так, мол, и так. Я взял  тут,  написал  ему
записку и кинул из толпы. "Ваше благородие, вы нам всчет  войны  разъясняли,
что народ разных языков промеж себя воюет.  А  как  же  мы  могем  на  своих
идтить?" Прочитал он и сменился с лица, а сказать ничего не  сказал.  Тут-то
мы и разжевали, на что к нам старых казаков  в  сотню  влили,  да  и  то  из
староверов. Они за царя дюжей и за все  дюжей  могли  стоять.  Одно  дело  -
старые, служба давнишняя их вышколила, а другое дело -  дурковатые,  службой
убитые. И то: в энти года в полку ум человеку отбивали  скорей,  чем  косарь
косу отобьет.
 Погнали  нас  на  солдатов.  С  нами четыре пулемета и броневая машина.
Подходим  к  месту,  где  полк  бунтуется, а там уже две сотни кубанцев, ишо
какие-то  дикие  и  собой  рябые,  на  калмыков похожие, окружают этот полк.
Страшное,  братцы, дело! За леском две батареи с передков снялись, а полк на
прогалинке  стоит  и  ропщет. К ним офицеры подъезжают, усватывают их, а они
стоят и ропщут.
 Отдал  есаул  наш  команду,  повынали  мы  палаши и - рысью, охватываем
солдат  подковой...  И  кубанцы  по шли... И зачали солдаты винтовки кидать.
Свалили их костром и опять ропщут.

. . .

Скачать и прочитать весь текст - 285 Кб в zip-архиве

Юридические услуги - регистрация ООО, ИП, фирм, предприятий в Санкт-Петербурге

Трудовая миграция, патенты, разрешения на работу, регистрация иностранцев, приглашения и визы в Россию

Бюро переводов - переводы документов с/на иностранные языки. Апостиль.

 
 
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту страницу:

ГлавнаяРегистрация фирм и ИПМиграция, визыБухгалтерияУслуги гражданамБюро переводовПечатиЭлектроизмеренияКонтакты

© "Петролекс" 1996 - 2017   Рейтинг@Mail.ru