Юридическая компания "Петролекс"Юридические и деловые услуги
  БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
библиотека проза поэзия религия наука, образование словари, энциклопедии юмор разное отдохнем от дел Петролекс

Набоков Владимир Владимирович. Рассказы

 Адмиралтейская игла
 Бахман
 Благость
 Бритва
 Василии Шишков
 Весна в Фиальте
 Вильям Шекспир. Монолог Гамлета (пер. Владимир Набоков)
 Возвращение Чорба
 Волшебник
 Гроза
 Драка
 Звонок
 Истребление тиранов
 Картофельный эльф
 Катастрофа
 Королек
 Круг
 Кэмбридж (Эссе)
 Лик
 Набор
 Нежить
 О Ходасевиче (эссе)
 Облако, озеро, башня
 Пильграм
 Пассажир
 Письмо в Россию
 Подлец
 Порт
 Посещение музея
 Посещение музея
 Путеводитель по Берлину
 Рождественский рассказ
 Рождество
 Сестры Вэйн
 Сказка
 Слово
 Случайность
 Торжество добродетели (эссе)
 Тяжелый дым
 Ужас
 Уста к устам
 Что всякий должен знать? (эссе)
 Юбилей (Эссе)
 ПРОЗРАЧНЫЕ ВЕЩИ

 Посещение музея
   Несколько лет тому назад один мой парижский
приятель,  человек  со  странностями,  чтобы  не сказать более,
узнав, что я собираюсь провести два-три дня  вблизи  Монтизера,
попросил  меня  зайти  в тамошний музей, где, по его сведениям,
должен был находиться портрет его деда кисти Леруа..
должен был находиться портрет его деда кисти Леруа..
Улыбаясь  и  разводя  руками,  он мне поведал довольно дымчатую
историю, которую я, признаться, выслушал без внимания,  отчасти
из-за  того,  что  не  люблю  чужих  навязчивых дел, но главное
потому,  что  всегда  сомневался  в  способности  моего   друга
оставаться по ею сторону фантазии. Выходило приблизительно так,
что  после  смерти  деда,  скончавшегося   в   свое   время   в
петербургском  доме  во  время  японской  войны, обстановка его
парижской квартиры была продана с торгов, причем после  неясных
странствий  портрет  был приобретен музеем города, где художник
Леруа  родился.  Моему  приятелю  хотелось   узнать,   там   ли
действительно  портрет,  и, если там, можно ли его выкупить, и,
если можно, то за какую цену. На мой вопрос, почему  же  ему  с
музеем  не списаться, он отвечал, что писал туда несколько раз,
но не добился ответа.
   Про себя я решил, что просьбы не исполню:
сошлюсь  на  болезнь  или  на  изменение маршрута. От всяческих
достопримечательностей, будь то  музей  или  старинное  здание,
меня  тошнит,  да  кроме того поручение симпатичного чудака мне
казалось решительно вздорным. Но так случилось,  что,  бродя  в
поисках  писчебумажной  лавки  по мертвым монтизерским улицам и
кляня шпиль одного и того же длинношеего собора, выраставшего в
каждом  пролете,  куда  ни  повернешь,  я был застигнут сильным
дождем,  который  немедленно  заняялся   ускорением   кленового
листопада:  южный октябрь держался уже на волоске.Я кинулся под
навес и очутился на ступенях музея.
   Это был небольшой, из пестрых камней сложенный дом
с колоннами, с золотой надписью над фресками фронтона и с двумя
каменными скамьями на львиных лапах по бокам  бронзовой  двери:
одна  ее  половина  была  отворена,  и за ней казалось темно по
сравнению с мерцанием ливня. Я постоял на ступеньках,  которые,
несмотря  на выступ крыши, постепенно становились крапчатыми, а
затем, видя, что дождь зарядил  надолго,  я  от  нечего  делать
решил   войти.  Только  я  ступил  на  гладкие,  звонкие  плиты
вестибюля, как в дальнем углу громыхнул  табурет,  и  навстречу
мне  поднялся,  отстраняя  газету  и глядя на меня поверх очков
музейный  сторож,  --  банальный  инвалид  с  пустым   рукавом.
Заплатив  франк  и  стараясь  не  смотреть на какие-то статуи в
сенях (столь же условные и  незначительные,  как  первый  номер
цирковой программы), я вошел.
   Все было как полагается: серый цвет, сон вещества,
обеспредметившаяся  предметность;  шкап  со  стертыми монетами,
лежащими на бархатных скатиках, а наверху шкапа -- две совы, --
одну звали в буквальном переводе "Великий князь", другую "Князь
средний"; покоились заслуженные минералы в открытых  гробах  из
пыльногокартона;   фотография   удивленного   господина   с
эспаньолкой высилась  над  собранием  странных  черных  шариков
различной  величины,  занимавших  почетное  место под наклонной
витриной: они чрезвычайно напоминали подмороженный навоз,  и  я
над  ними  невольно  задумался,  ибо  никак не мог разгадать их
природу,  состав  и  назначение.  Сторож,   байковыми   шажками
следовавший  за  мной,  но все остававшийся на скромном от меня
расстоянии, теперь  подошел,  одну  руку  держа  за  спиной,  а
призрак  другой в кармане, и переглатывая, судя по кадыку. "Что
это?" -- спросил я про шарики.  --  "Наука  еще  не  знает,  --
отвечал  он, несомненно зазубрив фразу. -- Они были найдены, --
продолжал он тем же фальшивым  тоном,  --  в  тысяча  восемьсот
девяносто  пятом  году  муниципальным  советником  Лун  Прадье,
кааалером почетного ордена", -- и дрожащим перстом он указал на
снимок. "Хорошо, -- сказал я, -- но кто и почему решил, что они
достойны места в музее?" "А теперь обратите  внимание  на  этот
череп!"  --  бодро  крикнул  старик,  явно  меняя  тему беседы.
"Интересно все-таки знать, из чего они сделаны", --  перебил  я
его.   "Наука..."  --  начал он сызнова, но осекся и недовольно
взглянул на свои пальцы, к которым пристала пыль со стекла.
   Я еще осмотрел китайскую вазу, привезенную
вероятно  морским  офицером;  компанию  пористых окаменелостей;
бледного червяка в мутном спирту; красно-зеленый план Монтизера
в  XVII  веке; и тройку ржавых инструментов, связанных траурной
лентой,  --  лопата,  цапка,  кирка.  "...Копать  прошлое",  --
рассеянно  подумал  я,  но  уж  не  обратился за разъяснением к
сторожу, который, лавируя между витрин,  бесшумно  и  робко  за
мной   следовал.   За  первой  залой  была  другая,  как  будто
последняя, и там, посредине, стоял, как грязная ванна,  большой
саркофаг, а по стенам были развешаны картины.
   Сразу заприметив мужской портрет между
двумя гнусными  пейзажами (с коровами и настроением),
подошел  ближе  и  был  несколько  потрясем, найдя то самое,age]
существование  чего  дотоле  казалось  мне  попутной   выдумкой
блуждающего  рассудка. Весьма дурно написанный маслом мужчина в
сюртуке, с бакенбардами, в крупном пенсне на  шнурке,  смахивал
на  Оффенбаха,  но, несмотря на подлую условность работы, можно
было, пожалуй, разглядеть в его чертах как бы горизонт сходства
с  моим  приятелем.  В  уголке  по  черному  фону была кармином
выведена подпись "Леруа",  --  такая  же  бездарная,  как  само
произведение.
   Я почувствовал у плеча уксусное дыхание и,
обернувшись, увидел добрые глаза сторожа.

. . .

Скачать и прочитать весь текст - 426 Кб в zip-архиве

Юридические услуги - регистрация ООО, ИП, фирм, предприятий в Санкт-Петербурге

Трудовая миграция, патенты, разрешения на работу, регистрация иностранцев, приглашения и визы в Россию

Бюро переводов - переводы документов с/на иностранные языки. Апостиль.

 
 
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту страницу:

ГлавнаяРегистрация фирм и ИПМиграция, визыБухгалтерияУслуги гражданамБюро переводовПечатиЭлектроизмеренияКонтакты

© "Петролекс" 1996 - 2017   Рейтинг@Mail.ru